ptisa_jill: (koshak)
покупала вчера пирожные, передо мной в очереди стояла молодая женщина. как раз, когда её очередь подошла, у нее зазвонил мобильный. она начала говорить и продавцу, молодому парню, на нужные пирожные пальцем показывала.
от ее монолога я чуть в обморок не упала, как та белка из рекламы:
- да нет мама, провайдер черный с белым ухом, а браузер рыжий как раз.
потом она увидела, что продавец тоже на нее смотрит выпучив глаза и пояснила:
- ребенок котят назвал, а мама никак по именам не запомнит.

хы!
ptisa_jill: (hagu_hagu)
Псин, это мой подарок тебе на день рожденья. прости что так долго не отдавала его, все никак нужные слова не находились. надеюсь, тебе понравится.
песик и море )
ptisa_jill: (alfa)
Жила-была девочка, которая умела сплетать слова.
Ничего особенного, даже не так их много она знала, но она любила слова и старалась подружиться с каждым. Поэтому, слова приходили к ней в гости как к себе домой. Они знали, что их никто тут не обидит и не прогонит. Даже очень сердитое или нескромное слово, все равно получало приют и чашку чая с печеньем. И в доме девочки всегда было полным-полно разных слов.
Они приходили по вечерам, тихо стучались в дверь и вежливо здоровались. Да, да! Даже самые сердитые и нескромные слова, всегда здоровались очень вежливо, а некоторые даже делали книксен. Слова усаживались за стол, пили чай с печеньем и мармеладом, а потом устраивались на жилье, кому где больше нравится. Некоторые селились в кухонных шкафчиках, другие на карнизах штор, третьи среди баночек на ванной полке. А еще были такие чудные слова, которым нравилось жить под ковром. Когда на них наступали, они ничуть не обижались, а только хихикали и попискивали.
Каждый день приходили новые слова и, в конце концов, в доме начиналось настоящее столпотворение. Союзы и предлоги заливисто щебетали на подоконнике, глаголы носились со страшной скоростью, сшибая всех, кто попадался на пути. Местоимения, стоило им собраться больше одного, сразу же начинали выяснять отношения, междометия их только подзуживали. А существительные гонялись за прилагательными, стараясь выбрать себе самое лучшее. Иногда они даже начинали драться, не поделив особенно красивое. Бедные, беззащитные и хрупкие прилагательные не знали куда деваться.
Наконец, у девочки от несмолкаемого шума и толкотни лопалось терпение. Она бросала домашние дела, садилась за стол и начинала плести рассказ. И слова немедленно умолкали, прекращали ссоры и споры, и затаив дыхание ждали, кого из них возьмут в новый рассказ.
Когда девочка заканчивала свою работу, все слова становились одним целым. Она открывала окно и новорожденный рассказ выпрыгивал цветным, веселым мячиком, выпархивал быстрой птицей или нежным облаком уплывал туда, где ждала его самостоятельная жизнь.
А девочка вздыхала и шла на кухню ставить чайник.
ptisa_jill: (the-end)
только боги ведают, за что обыкновенному клерку Мурано Вакамоно так повезло. сам-то неказистый, звезд с неба не хватает, а жена раскрасавица. и характер ангельский. другая бы крик подняла, если ее муж начал отращивать страхолюдскую бороду с усами, а она только сказала: "если тебе так нравится, милый" и улыбнулась. что уж тут говорить, что жену свою, Мурано Вакамоно любил больше жизни. надышаться на нее не мог.
как-то раз, вернулся Мурано домой поздно вечером (много работы у бедного клерка), жена его не дождалась спать уже легла.
была ранняя весна, в открытое окно залетали лепестки сакуры, от теплого ветерка слабо колыхались легкие прозрачные занавеси и нежно позвякивал колокольчик, отпугивающий злых духов. а молодой месяц украдкой заглядывал в спальню четы Мурано и даже чуть порозовел от смущения.
у самого Мурано дыхание едва не остановилось, когда он увидел свою спящую красавицу-жену. ее, разметавшиеся на подушке тяжелые локоны (длиной 6 сяку, между прочим), хрупкую фигуру и восхитительную, божественную стопу с чуть поблескивающим в лунном свете серебряным кольцом на мизинце. не в силах сдержать благоговения, упал на колени Мурано перед постелью жены, чтобы коснуться поцелуем изысканно-круглой пятки.
но не знал бедняга, что именно в этот самый момент, снилось его жене, как бежит она по темному, дремучему лесу, спасаясь от полчища страшных, косматых ёкаев. все ближе они и нет нигде спасенья. в отчаянии, бросилась красавица к ближайшему дереву и попыталась найти убежище в его густых ветвях. ей почти удалось взобраться, как жуткая, мохнатая лапа ёкая схватила ее за пятку. в ужасе дернула женщина ногой, пытаясь вырваться...


ничего этого не стал рассказывать на следующий день Мурано Вакамоно своим сослуживцам, приставшим к нему с вопросом: "что случилось с вашим лицом, уважаемый Мурано-сан?", а сказал он, что поскользнулся и упал на темной лестнице, когда возвращался домой.
ptisa_jill: (wow)
начало где-то там... там... ну, найдете по меткам, короче, если интересно.
Птиса шла по закулисному коридору )
ptisa_jill: (kusaet)
но начну, как всегда, издалека.
внимание. под катом длинный дыбр. бу )
а теперь, внимание, вопрос!
почему, если писатель, то сразу обязательно врун?
ptisa_jill: (sleepless)
солнца не будет
уйдет роса
свет растает влажный
и самолетная полоса
будто он не бумажный
ptisa_jill: (alfa)
черно-белый монитор камеры видеонаблюдения все выворачивает наизнанку:
бурьянная трава и листва молодых кустов на пожарной насыпи выглядит заиндевело-заснеженной, намокший под дождем асфальт похож на черную, стылую реку полную снежного крошева. и редкими снежинками пролетают мимо экрана семена и пух.

winter on a screen

black-white monitor of video observation turns everithing inside out:
the grass and leaf of young bushes seems coverd frost and snow, the wet asphalt looks like a black river full of snow. and rare lint and seeds fly like a flecks of snow.
ptisa_jill: (secret)
рабочее название "коллекционер звонков", оно мне не нравится, но я ничего лучше не придумала. если подскажете, буду признательна.
вот он )
ptisa_jill: (morita)
ехала в автобусе привычным маршрутом и неожиданно, вид из окна зацепил тем радующим сердце ощущением, с каким воспринимаешь именно старые, давно знакомые предметы, когда замечаешь в них новое, не увиденное прежде.
чистое небо, перечеркнутое единственной полосой расплывающегося самолетного следа. серые ветки засохших листвениц и черные шишки среди яркой зелени живых.
все это показалось не имеющим ко мне никакого отношения, декорациями, на которые я смотрю как зритель, и даже, как режиссер. потому что оказалось очень легким делом - поместить на слабую тропинку между забором и шоссе, фигуру девушки с кудрявыми каштановыми волосами и зеленой сумкой на длинном ремне через плечо.
я испугалась в ту же секунду, как представила это. потому что... да, я могу придумать ей внешность и характер, могу придумать куда и с каким настроением она идет, но все равно не знаю, что ей, придуманной, делать среди этого не придуманного пейзажа.

а сейчас меня не покидает ощущение, что там на дороге остался призрак, придуманный, но не завершенный. как голем.
ptisa_jill: (sleepless)
Видела первые цветы мать-и-мачехи.

А вечером лунный серп был такой тонкий, каким и настоящий не бывает.
Если смотреть в фиолетовое небо на беловатую изогнутую льдинку очень долго, не отрываясь, то можно навертеть вокруг себя собственную вселенную, в которой неизменным будет только эта беловатая изогнутая льдинка.
Главное только не отводить глаз.
И тогда услышишь, как зашумят позади тебя дубы под ветром, ощутишь тяжесть меча на боку. Ветер принесет запахи дыма, земли и набухающих почек, охладит лоб, развеет волосы. Черногривый конь толкнет в плечо, поторапливая к ночлегу, туда, вниз по склону, где прячется у стен обветшалого замка небольшая деревушка. Но ты, не оборачиваясь, возьмешь его под уздцы, поуютнее завернешься в плащ и не сможешь отвести взгляда от фиолетового неба и светящегося полумесяца.
Чтобы через мгновение почувствовать под босыми ногами шелковистость новомодного марсианского напольного покрытия и поднести к губам стакан с самым настоящим, не синтезированным, а потому безумно дорогим виски. За спиной, сохраненная технологией, привычно и любимо, женщина на умершем языке будет выплескивать свою душу. Стекло, настроенное на проницаемость, принесет холод и отголосок запаха водорослей. Где-то там, сотни этажей вниз – океан.

the day before yesterday i saw first foalfoot flowers
and at night diana was so slim... i've never seen a moon like this.
sometimes, when i look at the night sky, i think that if i'd stare at the moon for a long long time without taking eyes off it, i could build my own world. with my own rules. and only the moon will remain unchanged
ptisa_jill: (crying)
А не написать ли мне фанфик… задумалась как-то раз Джилл.

- Решено )

Джилл довольно откинулась на спинку сиденья, посидела минутку, любуясь своим трудом, а потом старательно застучала по клавишам:
Бета: нету
Дисклаймер: все права принадлежат кому надо
Рейтинг: NC-17
Пейринг: уточняется
Жанр: ангст
Джилл подумала минутку и добавила в скобочках – смерть персонажей – потом довольно мурлыкнула, залилась счастливыми слезами и упала в обморок.

снег

Mar. 4th, 2007 03:46 am
ptisa_jill: (morita)
То было маленькое племя, где-то в африканской глухомани. Не спрашивайте, где именно, вряд ли отвечу. Но история началась именно там. В тот день, когда у крайней хижины рухнул на землю израненный, лихорадочный, странно выцветший человек. Со светлой кожей, волосами и глазами.
История племени почти не помнила врагов и попыток завоевания, но такие убогие пришельцы прибредали частенько и постепенно взрастили не закон, а некую молчаливую философию, даже, если хотите привычку – не удивляться, но помогать по мере сил.
Так и этого странника – в буквальном смысле этого слова, потому что странствовал и был странен – отнесли к хижине знахарки и оставили на ее попечение.
Надежды на выздоровление не было, пришелец неторопливо и даже не слишком мучительно, но умирал.
Сначала на него приходили посмотреть. Потом перестали. И только один подросток, сирота, воспитываемый всем племенем, а значит никем, проводил у лежанки так не похожего на остальных человека, все свободное время. Снова и снова, выкроив минуты между ежедневных забот, он приходил, усаживался рядом и жадно слушал. Непонятно было, с кем говорит умирающий, бредит ли он или так сбивчиво, путано и торопливо рассказывает историю своей жизни, пока его хоть кто-то слушает.
Рассказы тревожили. Особенно один, где часто упоминалось незнакомое слово «снекх». Должно быть, это самая лучшая и важная вещь на свете. Ведь неспроста странник только о ней говорит в последние дни и только «снекх» хотел увидеть еще раз. Нежные, нежнее лепестков самых красивых цветов, плывущие с неба белые звезды, холодящие кожу и укутывающие теплом…
Это было непонятно.
Это нужно было увидеть.
Решение зрело.
Ночью, накануне той, когда пришелец умер, мальчик исчез из племени.

Можно рассказать о приключении, можно описать путешествие, но как передать жизнь?

Он стоял на берегу холодного моря, равнодушно смотря на темно-серые волны. «Знаете, это невероятно, но в этом году такая теплая зима… уже декабрь, а снег еще ни разу не выпал». Раздавшийся рядом голос не сказал ничего нового, поэтому его усмешка не была ни разочарованной, ни печальной. Она больше походила на завершающую точку в соглашении с судьбой.

Долгая, очень долгая дорога была у него позади. Незнакомые места, чужие люди, непонятная речь. Он узнавал, знакомился, пытался понять. Казалось, что самое трудное – найти направление, узнать в какой стороне, вообще, искать. Сколько лет на это ушло? Не важно.
Он шел вперед, возвращался, сворачивал, снова возвращался и все-таки шел вперед. Примерял новую одежду и привычки. Узнавал законы странного мира по имени «цивилизация», принимал или обходил по собственному усмотрению. Приходилось ему быть игрушкой в чужих руках и самому играть, если не судьбами, то жизнями.
У него была цель.
Когда же он, наконец, добрался до места, где люди не удивлялись его вопросам? А когда он впервые услышал фразу, что преследовала его потом как бродячая собака, приманенная куском хлеба и ласковым словом?
«О! Обычно у нас такие сугробы, не пройдешь, все засыпает. Но эта зима выдалась на удивление теплой…»
Нет, он видел сугробы. Видимо в тех проклятых горах он и подхватил ту заразу, что медленно разъедает сейчас его легкие. Было бы ради чего… та бело-желтая, рыхлая сверху земля не имела ничего общего с волшебством, сходящим с неба.
Сколько раз он отчаивался? Сколько раз думал, что теплое кольцо обвивающих рук удержит его навсегда? И сколько раз уходил одержимый единственным, что не прискучило среди нескончаемых изменений.
Должно же быть в жизни что-то постоянное… в его, это были слова «в этом году невероятно теплая зима».
И после какого из этих ответов он понял, что это… логично?

И вот теперь, на краю самого из северных морей он с усмешкой думал о том, что если пойдет дальше, то природа, скорее всего, повергнет всю планету в пучину всеобщего катаклизма, растопив полярные льды, только для того, чтобы доказать ему бесплодность собственных усилий.
Обид или сожалений не было. Но оставалось еще время, чтобы вернуться домой. Это тоже казалось ему логичным.
Последний раз, взглянув на темно-серые волны, он сплюнул под ноги кровавым сгустком и повернул обратно.

«А знаешь, на следующий день, как ты ушел, с неба вдруг стали опускаться маленькие белые птицы. Было холодно, многие умерли, но знаешь… это было красиво»…
Старая знахарка, промокнула вспотевший лоб, смочила обветренные губы и ушла в хижину. Она больше ничем не могла помочь.
Он лежал на старой циновке под открытым небом (все равно это ничего не меняло), и смотрел в небо. Чахоточная лихорадка сотрясала ознобом, небо третий день затягивало серыми тучами, приближался сезон дождей…
«Как больно в груди и как холодно». Он устало прикрыл глаза. Но сожалений по-прежнему не было. Обид тоже.
Что-то ласково коснулось щеки и в ту же секунду обожгло холодом. Потом то же прикосновение к ладони… ко лбу…
Открыв глаза, он увидел, как с серого неба медленно опускаются рваные хлопья, похожие на нежнейшие лепестки самых красивых цветов, белых птиц, на маленькие, исчезающие у земли звезды. Было тихо, холодно и немного влажно.
Определенно, это была лучшая вещь на свете.
ptisa_jill: (ritsuka)
Вчера утром снег очень красиво падал. Торжественно так… с достоинством.
Я ехала в электричке, и мне не хотелось читать. Смотрела в окно и представляла разное.
Например, если бы я жила где-нибудь когда-нибудь в старо-древней Японии, то сейчас неторопливо и сосредоточенно наряжалась, подбирая цвета тяжелого шелка, гармонирующие с царящей на улице белизной и мягкостью, украшала тяжелые волосы изящными шпильками. А потом - в шляпе или под зонтиком, в деревянных сандалиях – пошла бы в покое и одиночестве туда, где можно тихо полюбоваться на падающий снег.
Я вам уже рассказывала, что очень люблю сосны?
Это дерево моего детства. Да нет, пожалуй, всей жизни. Оно особенное. Его золотистая кора улавливает каждый нечаянный луч солнца и в сосновом лесу никогда не бывает пасмурно.
Сосна, покрытая снегом, это приглашение в волшебство. Солнечность коры чуть приглушена, зелень иголок потемнела. Они кажутся, нет, не серыми, они как зимнее море – свинцово-зеленые. И каждая иголочка укутана белым. Она стояла у дороги, вдоль которой мне надо было идти, но от нее уходить не хотелось.
Живая, как нарисованная. Будь нарисованной, она казалась бы живой. И только редкие, неторопливые снежинки, величественно снисходя с неба позволяли угадать реальность.
ptisa_jill: (main)
Игрушки Лорда жили в большой плетеной корзинке под столом.
Вообще-то, Лорд не играл в игрушки целыми днями, потому что был уже взрослый. Но они не обижались, потому что были очень мудрые и понимали закон жизни, о том что время идет, хозяин взрослеет и на смену плюшевым игрушкам приходят другие, иногда, на первый взгляд, совсем даже на игрушки не похожие. И, сохранив к Лорду нежную ласковость, они не мешали ему жить собственной жизню, живя своей.
Кроме одного.
Маленький, коричневый, неуклюжий медвежонок появился в доме позже всех. Несуразный, с растопыренными лапками, смешной шкуркой и удивленными глазами, он был любим как раз за свою страшненькость, еще не осел в корзинке и кочевал по всей квартире, даже ночевал на Лордовой подушке.
Медвежонок любил Лорда как только и могут любить такие существа - тихо, терпеливо и страстно. Он сам ничего не требовал, но маленькое плюшевое сердце замирало и таяло от любого, даже случайного знака внимания. Сидя ночью на хозяйской подушке, медвежонок тихонько гладил прядь светлых волос и вспоминал события дня: как его показали гостю и рассказали историю его покупки, как переложили с места на место, как потрепали за ухо...
Поэтому, когда Лорд увлекся новой и, видимо, очень важной игрушкой в большом мире, медвежонок был единственный, который не мог с этим примириться.
Отрешенно бродил он по комнате, трогая лапкой вещи, которых касалась хозяйская рука или прислонившись к косяку целыми днями простаивал у двери в прихожую.
- Может я его чем-то обидел? - чуть слышно пробормотал он однажды.
- Не кори себя, - пыталась уго утешать большая лохматая собака, - Просто люди так устроены. Им надо уходить, иначе они не смогут вернуться. Но нас он все равно никогда не забудет, даже если мы останемся в его жизни только словом.
- Да я понимаю, - отвечал медвежонок и оставался стоять прижавшись к дверному косяку.
Потому что, когда Лорд возвращался, он всегда улыбался своему медвежонку, а иногда даже легонько щелкал его по носу, а в ответ, невидимо, улыбалась медвежонкова душа. Потому что это значило, что день прожит не зря, значит было что вспоминать и о чем мечтать во время одинокого ожидания.
Но однажды Лорд вернулся без улыбки. Он разулся и не глядя на медвежонка прошел на кухню, машинально поставил чайник и сел за стол, положив голову на скрещенные руки. В этой позе было столько одиночества и печали, что маленькое плюшевое сердце сжималось и разрывалось от горя. Поэтому не стоит строго судить медвежонка за то, что он нарушил самое главное правило всех игрушек на свете.
Маленький, грустный, несуразный медвежонок тихо потопал в кухню, подошел к Лорду и обнял его за ногу.
Взрослый, грустный, красивый Лорд взял медвежонка на руки и прижал к себе.
И они вдвоем стали пить зеленый чай.
ptisa_jill: (main)
я не ангел и не бес
я на жердочку залез
ptisa_jill: (joyfull)
Dear Sir!

11.02.05 we received the butch with toy hedgehogs from your company (way-bill N-198476823947).
But after dumping we found out that you made a mistake and sent very alive hedgehogs instead of toys.
In the first, goods were not plush and have very sharp needles. Three our storekeepers have got traumas. Because these accidents happened in work time we had to pay them sick-lists.
In the second, goods have left the box and have been running all over the stockroom. Accordingly, we weren’t able count it.
In the third, your hedgehogs used five new modern hats for nests, damaged two raincoats and ate our pay-sheets.
We insist of you satisfy the terms, change waste goods and compensate our material losses.

Thank in advance.

Это нам по английскому задавали деловое письмо написать, а поскольку я никому деловых писем не пишу, то не могла придумать ничего лучше.
ptisa_jill: (interes)
Пуговицы и монеты очень любят друг друга. Но видимо, страсть эта запретна и осуждается обоими кланами, потому что открыто жить вместе они не могут. Однако в коробку с пуговицами так или иначе однажды прокрадается монетка, а в блюдечке для мелочи рано или поздно окажется пуговица…
ptisa_jill: (ritsuka)
Весь предыдущий пост был собственно к чему.… Я в этом ЖЖ почти громогласно однажды объявила, что моих стихов здесь не будет. А теперь, получите.
Просто вдруг пришли в голову расшифровки ников некоторых моих друзей.

вот они  )

Предупреждаю сразу: критику воспринимаю болезненно, если кому-то не понравится, просто попросите, и я сотру.
ptisa_jill: (hagu_hagu)
Как-то раз, закатным вечером, возвращаясь в свой зАмок без замкА [livejournal.com profile] alavarus увидел на обочине дороги букву. Вот такую – Р. Она была пыльная, какая-то измятая, и выглядела неживой.
- Неопорядок, - сказал Алварус - нехорошо беспризорным буквам по дорогам валяться.
Подобрал ее и принес к [livejournal.com profile] ptisa_jill, то есть мне.
- Ты должна вернуть эту букву к жизни, а для этого надо придумать десять слов начинающихся на эту букву и написать, что ты об этих словах думаешь.
- Хорошо, я попробую. – ответила Jill и стала пробовать. – р, ррр, рр-р-р-р-р

Ройко. Ройко – это [livejournal.com profile] roiko_. Она хорошая и она далеко – в Португалии. Там тепло, океан, все люди там говорят по-португальски, а тротуары выложены сине-белыми изразцами. Я тоже хочу в Португалию, сидеть на берегу океана, ходить по сине-белым тротуарам и говорить по-португальски.

Радуга. Такая разноцветная и далекая…
В голове Jill всплыл давний-предавний экзамен по физике и противный голос вредного преподавателя с вопросом: «Дайте мне определение спектра. Не надо объяснять мне его физический смысл, просто ответьте, что такое спектр?»
- Ой, нет. Это не считается, - закричала Jill и быстро придумала новое слово:

Разговоры. Они бывают интересные и не очень, серьезные, пустые, тяжелые. Лучше всего, когда они душевные…

- Постой, постой – сказал вдруг [livejournal.com profile] urrik - А вдруг она из другого алфавита? Вдруг это не кириллица, а латиница?
- Well, let me see – said Jill. – Ah! I know.

Petals. It’s something beautiful and gentle. Something fairy, like an early morning, like a dew-drop on a rosebud, like my love today.

Poetry. It’s a mysterious music of words. When the rhythm tells more than voluminous tractates of ancient mages…

- Все совсем не так! – заявил [livejournal.com profile] levsha_orc. – Это буква Ф, которая потеряла одну половинку. – Что там у нас на букву «Ф», Птиса?

- Феникс, конечно же, самая главная из птис. Ох, и красивый же он – огненный, яркий, волшебный… Наверное, он единственный из бессмертных существ, кого не тяготит Вечность. Потому что только феникс способен умереть и возродиться вновь.
А еще среди нас есть филин, фазан и фламинго, и…

- Нет! – закричала [livejournal.com profile] may_cat. – Вы все ошибаетесь. Это буква В, только у нее отвалилась нижняя часть.
- В? – переспросила Jill. – В…

Воротник! Он греет уши, когда ты без шапки. А если он меховой и пушистый в него приятно уткнуться носом. Подняв воротник, идут сквозь снег и ветер, слякоть и дождь, сквозь морозный, склизкий туман навстречу неизвестному…

- А если она все-таки из латинского алфавита? – задумчиво протянул [livejournal.com profile] lo_tarr.
- Ok, no problem – answered Jill.

Bebop. It’s the space ship of space cowboys. Spike, Jet, Faye and Ed. Four personalities, four characters, four fates. It’s one of the best anime I’ve ever seen.
Bebop is a strange music that sounds in my heart.

- Прекратите, прекратите немедленно! – От возмущения Алварус даже затопал ногами. – Это буква Р и Птиса должна придумывать слова на эту букву, а вы ее сбиваете!
Птиса вздохнула, отхлебнула чаю, помолчала немного и сказала:

- Ребус. Очень хочется узнать, что же за букву ты принес.

Пролетая над собравшимися, как фанера над Парижем, Иван все же успел крикнуть с высоты: - Это буква О с выросшим хвостом!
Тут уж все зашумели, закричали, стали спорить, перебивая друг друга.

- А ну, прекратите! – сказал кто-то негромко, но так внушительно, что все замолчали.
- Крутят, вертят, обзывают по всякому, ну никак опомниться не дают. – сердито бормотала буква вставая и отряхиваясь от пыли.

И все увидели, что это МЯГКИЙ ЗНАК!

Ь внимательно оглядела притихшую компанию и вдруг неожиданно подмигнула. Все заулыбались в ответ, а буква шмыгнула носом, повернулась и ушла в ночь, чтобы сидеть у камелька и шевелить поленья, есть варенье, шебуршать листьями, шептаться и болтать с друзьями.

Profile

ptisa_jill: (Default)
ptisa_jill

July 2012

S M T W T F S
12 3456 7
891011121314
15161718 192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 06:46 am
Powered by Dreamwidth Studios